Онкогематолог: все жизнеспасающие препараты в России доступны

Какой путь новые лекарства проходят от разработки до внедрения в лечебную практику? Что нового появилось в лечении онкологических заболеваний крови? Можно ли верить рекламируемым чудо-препаратам?


Гематология: прорыв в будущее онкологии

Обо всем этом и многом другом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал главный гематолог Юго-Западного округа Москвы, завотделением онкологии поликлиники №11 Олег Захаров.

Читайте начало интервью:

Успехи онкологии начались с гематологии

Кровь: онкогематология — обезьяна всех болезней

От чего возникает рак — неизвестно, как лечить — понятно

— Олег Дмитриевич, сейчас все лечебные средства — все-таки коммерческая история. Производитель заинтересован, чтобы прошли все исследования, испытания его лекарства… Цель — внедрить именно свой препарат, как-то конкурентов отодвинуть. Недавно был ряд конфликтов и скандалов в России между производителями.

— Именно поэтому в основном все исследования заказываются независимым исследовательским агентствам, которые сравнивают эффективность. При исследовании третьей фазы сравнивается эффективность препарата N и препарата Z. Если показано на основании проведенного лечения некоего набора пациентов, что препарат или метод N более эффективен, чем препарат или метод Z, только тогда это представляется в органы надзора.

В Соединенных Штатах это FDA, в Европе — Европейское агентство, у нас Роздравнадзор препарат регистрирует. После этого мы работаем на основании официально зарегистрированных показаний.

Предположим, некая лаборатория сделала какое-то лекарство. Его путь от лаборатории до пациента может занять не один десяток лет. Сейчас, правда, это делается немножко побыстрее. Но все равно это долгий путь из-за того, что новое лекарство должно пройти кучу ступеней, чтобы доказать, что оно действительно эффективно, что оно действительно помогает, что оно имеет свою нишу в лечении этого заболевания.

— В интернете есть огромное количество информации о всяческой панацее, чудо-лекарствах, оздоровительных методиках, аппаратах и тому подобных вещах. Часто указывается, что это новая суперразработка, но ее не пускают в общий доступ. Можно ли верить этим рекламам?

— Нет, конечно, такого на самом деле нет. Это как раз элементарная жажда наживы. Я расскажу про свою область. Все гематологи мира и также каждой страны собираются на конгрессы. Самые крупные конгрессы проводят Европейская гематологическая ассоциация и Американское общество гематологов. Эти мероприятия проводят два раза в год.

Собравшимся на них врачам рассказывают о результатах исследований и о том, что планируется исследовать. То есть тайн никаких нет. Вся научная информация имеется в наличии у всех практикующих врачей. Чего-то другого просто не бывает. Новый препарат может еще не появиться в свободном доступе, только если он пока еще идет по некоему регистрационному пути.

Он еще до России мог не дойти чисто потому, что вначале компания подала заявку на регистрацию, например, в Европе. Потом уже произойдет регистрация в России. Это уже вопросы к надзорным органам, которые этим занимаются. Но, именно чтобы исключить сомнительные лекарства, такой путь необходим.

К сожалению, люди часто верят шарлатанам. Так было издавна. Случается, что и сейчас больные больше верят всяким проходимцам больше, чем тому, что говорит их лечащий дипломированный врач. Ведь ни один нормальный медик не пообещает моментального полного исцеления. А люди хотят все и сразу. Ну и сейчас, конечно, роль соседки марь иванны исполняет интернет.

Хотя все жизнеспасающие препараты, все жизнеспасающие методы лечения, безусловно, сейчас доступны в России. Я могу привести пример заболевания, которое называется хронический миелолейкоз. Оно достаточно редкое, но тем не менее встречается.

На заре моей деятельности это была одна из тяжелейших категорий больных, потому что продолжительность жизни трудно было даже посчитать, потому что не успевали. То есть через два-три года после начала заболевания человек исчезал. Благодаря внедрению новых препаратов, которые очень быстро появились в России, после того как были изобретены, и уже используются у нас достаточно давно, на данный момент эти люди чувствуют себя совершенно здоровыми.

Фактически те больные, которые принимали этот препарат, уже совершенно здоровые люди. Но они должны принимать этот препарат пожизненно, потому что мы просто боимся его пока отменять. Нет пока доказательств того, что рецидив уже невозможен. Еще только накапливается опыт, потому что прошло всего порядка 15 лет, для медицины — это очень мало.

Поэтому должны накопиться определенные данные для того, чтобы мы уже могли смело сказать: вот этому пациенту этот препарат можно отменить. Это слишком страшное было заболевание, для того чтобы нам можно было так легко убрать это лечение. Но тем не менее, люди, которые получают это лечение, являются абсолютно здоровыми людьми.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Смотрите видеоинтервью полностью: Гематология: прорыв в будущее онкологии